'Любовь к красному', Ольга Гусейнова: прочтение-4

Продолжаю чтение фантастического романа Ольги Гусейновой "Любовь к красному". Раз, два, три, а это четвертая, завершающая, часть обзора.

Поддавшись-таки на уговоры следователя, Эва выезжает на место нового убийства, совершенного Любителем Красного:

"Из-под простыни с одной стороны торчат женские ноги с розовыми пятками, с аккуратными ноготками, покрытыми лаком с блестками. С другой - аккуратно разложенные на подушке рыжие волосы. На тумбочке у кровати лежат розовые меховые наручники и плетка с блестящим наконечником".

Но коварный маньяк-убийца использует тот же артефакт, что и приложения для знакомств, не позволяющие разглядеть ваше фото до тех пор, пока вы не согласитесь на встречу. Проще говоря, в зеркалах он отражается размытым пятном, точно призрак.

Зато бравый сосед зрим и фактурен. И аленький цветочек, заложница жанра, влюбляется. На следующее утро из окна своей кухни Эва подглядывает, как Коля начинает свой день:

"Я во все глаза таращилась, как у шелона под кожей лениво перекатываются мускулы. Даже губу закусила, обозревая его великолепное атлетическое тело: широкие плечи, сильные руки и рельефную грудь, талию …кубики пресса …А мускулистые длинные ноги? Мужчина с такими ногами бегает, если не лучше всех, то, вне сомнений, быстро".

Отлично, вторая машина семье не понадобится!

"Дальше я подняла глаза вверх и 'застряла' на тонких серых трусах, отлично подчеркивающих крепкую мужскую задницу и впечатляюще выпирающий гульфик. Судорожно вздохнув, только не от страха, а восхищения…"

Спасибо за уточнение, а то мы хотели испугаться.

"…я облизала губы; гульфик на трусах вдруг, ни с того ни с сего, сильно увеличился. Прямо-таки неприлично увеличился, и как бы ни пошло это звучало, 'уставился' на меня".

Ее засекли, и от стыда и смущения за плохую литературу Эва краснеет.

"Доминик смотрел на меня, чуть наклонив голову к плечу, не двигаясь, с яйцами для завтрака в руке".

Надеюсь, он планирует позавтракать не теми яйцами, на которые облизывалась Эва!

"Я, вымучив извиняющуюся улыбку, помахала ему ладошкой, приветствуя, и шагнула к окну. Задергивая занавеску, увидела, что Доминик хмыкнул, после чего улыбнулся еще шире, кивнув в ответ, и этот... слишком сильно торчащий гульфик тоже дернулся, словно здороваясь".

Или подавая сигнал: "Помогите!!!!"

Реально, мужик, если ты не художник-акционист Павленский, оставь в покое свои яйца, они тебе еще пригодятся!

Неординарность Колиной души заметить даже проще, чем крепкую задницу. Чтобы никто не усомнился, у героя на боку клеймо на виске отметина – рисунок вьюнка. А это значит, что Коля тоже туманник, то есть одаренный сверхъестественными способностями. Он шелон. Или берсерк, как называют подобных в Севаше.

"Характерный рисунок на висках у этих туманников проявлялся еще в детстве, когда пробуждался дар шелона, причем исключительно у мальчиков. Цвет рисунка определял категорию шелона, насколько тот силен и одержим. Самый слабый - серебристый - говорит о силе и вспыльчивости своего носителя. Красный цвет - мужчина очень силен, эмоционально не стабилен и обладает повышенной регенерацией".

У Коли вьюнок черного цвета.

"Самый опасный - черный - награждает хозяина мощью, выносливостью, невероятной регенерацией, но взамен 'требует' строгого контроля над эмоциями, потеряв который, туманник впадает в боевое неистовство, уничтожая все на своем пути. Таким образом, чем темнее цвет, тем более глубокий боевой транс, объем разрушений и количество жертв. Каждый шелон с рождения учился контролировать себя и свои чувства, раскрываясь только в ближнем кругу людей и родных".

Шелон/берсерк живет инстинктами. А что еще надо? Знает команды "фас", "к ноге" и со всеми бабами, кроме Эвы, будет держать морду кирпичом…

Но разве не естественнее со стороны Эвы испытывать перед соседом страх? Да, стабильность взрывчатых веществ бывает разная, и при правильном хранении и эксплуатации даже берсерки могут жить долго и счастливо. Однако это не отменяет того факта, что Коля – ходячая боеголовка!

Краткий перечень моих претензий:

1. Эва должна шарахаться от вспыльчивых мужиков, как черт от ладана! Сбежав от бывшего, распускавшего руки садиста и агрессора, Эве впору мечтать о библиотекарях, продавцах плюшевых игрушек или плешивом статисте из "Теренс и Крылов". А не засматриваться на шелонов. Но автор решила не углублять в дебри психологии отношений. Проще сделать из ГГ дуреху, не умеющую выбирать мужчин и наступающую на одни и те же грабли. Только первые грабли ГГ не понравились, а вот вторые пришлись по вкусу.

2. Коля служит в местном аналоге "Альфы", а на такой работе риск сорваться особенно высок – стресс, грязь, посттравматический синдром, профессиональная деформация, такие дела. По статистике, правоохранители и силовики виновны в домашнем насилии чаще, чем среднестатистические граждане. Их женам приходится быть очень терпеливыми и грамотно разруливать любые конфликты, а Эва к подобным сложностям явно не готова.

3. И вообще, если в этом мире даже одержимые, психованные берсерки проходят школу управления гневом и успешно адаптируются в обществе, какого фига злодей Лунев остался без профессиональной психотерапевтической помощи?

На работе цветочек получает записку с угрозами, но моментально вычисляет ее автора. Это некая Сора, влюбленная в своего начальника и ревнующая его к Эве. Эва успокаивает Сору, и между девушками завязывается дружба. Как мы видим, после знакомства с гульфиком наша Ледышка потекла оттаяла и наконец-то научилась по-человечески вести себя с коллегами.

Эве поручают новое задание: вместе с сотрудниками Внешней безопасности Севаша и специалистом по артефактам отправиться на границу и разобраться с террористической угрозой. Угрозу представляет магическая фигня, откопанная недавно "черными археологами". Она лежит в пещере, провоцирует землетрясения (земляротрясения?) и убивает каждого, кто пытается поднять ее на поверхность.

Поскольку все прежние трудовые достижения Эвы я невежливо урезала до простого перечисления, давайте этот случай разберу более подробно.

Несколько часов (и несколько страниц) в дороге, и вот Эва на месте. Перед ней небольшой плоский серый камень со сгустком смолы в центре.

"Не отрывая напряженного взгляда от загадочного молчаливого артефакта, все-таки боялась страшных последствий, я вытащила его из мутной воды. Плотно обхватила и прижала к груди, отключаясь от окружающих звуков. А потом, раскрывшись полностью, сняв все щиты, сдерживающие мою сущность, обрушилась на артефакт, буквально взревела, требуя ответа на вопросы: что ты такое, для чего, зачем".

Эва теряет сознание, а очнувшись, сообщает:

"- Создан в двенадцатом веке до начала эры Объединения. Период всеобщего поклонения Голодному Туману. Наречен Судным днем. Предназначение - гибель всего живого на Земляре для очищения, начала нового пути развития планеты".

Бригада по спасению мира негодует.

"- И что нам делать теперь с этой магической бомбой массового поражения?
- Может вытащить из воды? - неуверенно предложила я, с улыбкой посмотрев на мужчин. - И вытереть?"

Чистота – залог здоровья, порядок – превыше всего!

"Артефактор насухо вытер камень полой своей одежды. Достал из кармана мощную лупу с подсветкой и начал, по-прежнему сидя на полу, изучать 'Судный день'. Мы с час ждали, пока сильнейший артефактор страны решал глобальную проблему. А потом, не веря своим глазам, наблюдали, как он, пожав плечами, достал из другого кармана инструменты и, прикусив губу... выковырял смолу из камня!
- Вы что делаете? - потрясенно выдохнул агент Кодияр.
- Инклюзы, заключенные в эмбере, указывают, что должно быть стерто с лица Земляра. …Я лишил его цели и указателя.
 - Тогда он уничтожит все сразу! - прорычал агент Солл. - Без всяких указателей и уточнений!
- Нет, я удалил начинку, которая ставила задачу: что уничтожить, на каком расстоянии, в каком масштабе и как долго функционировать".

Спасти мир – сделано!

Правда, камень успевает-таки вызвать землетрясение, и спасатели шустро валят из пещеры:

"На миг оглушенная свалившимся на голову камнем, я ослабила хватку и едва не отпустила веревку. С визгом, срывая кожу на руках, заскользила вниз, в кромешный ад - камни, темноту и провал самой бездны... Сильный рывок - и я будто котенок зависла, поджав конечности, сильно раскачиваясь над пропастью и пища от беспредельного ужаса. …Края провала все сильнее крошатся. Нас сильными рывками тянули наверх за веревку. …Покачиваясь от слабости, все в пыли, крови, синяках и порезах, поддерживая друг друга, мы выбрались на середину площадки и, усевшись рядышком, пережидали волну колебаний. Привалившись к тяжело дышавшему Шимусу, я заплакала, судорожно глотая слезы, вздрагивая всем телом".

В общем, работка у Эвы не из легких, закаляет. Не зря она с гордостью говорит: ее "высокооплачиваемую выдержку и внимание тренируют маньяки, террористы, призраки-убийцы и прочая сомнительная публика". Отчего контраст с жизнью Эвы вне работы настолько резкий, что возникает сомнение: точно ли книгу писал один человек?

Или было два автора, у одного из которых отключили интернет?

Судите сами: то Эва лучший сутевик в стране, то ошибется в выборе партнера, то ловко увернется от демона, то нелепо застрянет в машине. Спасение Эвы от падения в бездну происходит дважды. О первом случае я только что рассказала, а второй происходит дома, во время пикника. И больше похож на пародию, настолько нелепо и экзальтированно ведут себя участники событий.

В выходной день у соседа Коли собираются друзья-туманники и жарят шашлыки; тем временем за забором Эва и Ясмина загорают и хомячат сладкое. Неожиданно появляется голодный котенок. Дальше происходит самое странное событие в книге: несмотря на аппетитный запах мяса с мужской половины, котенок подкрадывается к бабам и жадно пьет чай, а потом набрасывается на недоеденный торт.

Мы в нашем кулинарном техникуме называем это чудом любви!

Ясмина запускает в наглеца шлепанцем, кот лезет на дерево, Эва лезет доставать кота, Коля лезет доставать Эву, после чего судьба животного никого не интересует.


Памятуя об Эвином опыте спасения из смертельно опасных ситуаций, я, как читатель, уверена: ГГ по силам самостоятельно залезть на дерево и спуститься обратно.

Но автор решает, что Эве пора вновь поздороваться с гульфиком соседа – и точка! И вот девушка падает, повисает на дереве и впадает в истерику, теряя способность к самостоятельным действиям. Все ради того, чтобы через пару минут пылко благодарить своего спасителя.

Сняв Эву с ветки, заботливый Коля ведет ее в ванную комнату обработать ссадины и ушибы.

Нет, чувак, нет! Не пускай зеркальщицу в свой туалет! Ты представляешь, какие отражения хранятся в "памяти" никелированных смесителей воды и полотенцесушителя? Одно прикосновение к ним – и галерея этих образов перекочует к Эве в голову!

"Взял тюбик с мазью и подвел меня к унитазу, опустил крышку и сел на него. Оказалось, чтобы заняться моими ногами и ребрами. Выдавил крем себе на пальцы и мягко, едва дотрагиваясь, начал наносить на пострадавшие места. Сначала я шипела, а потом, глядя вниз, на руки Доминика, касающиеся моего тела, увлеклась этим зрелищем и собственными ощущениями. Кажется, он тоже уже не столько оказывал мне помощь, сколько ласкал или, как говорят, совмещал приятное с полезным. Задержав ладони у меня на бедрах, поднял потемневшие от переизбытка эмоций глаза к моему лицу. Едва заметно усмехнулся. Неторопливо задрал майку и начал наносить на кожу тонкий слой мази. …Я нервно хихикнула, глядя на здоровенного мужчину, усевшегося на крышку унитаза.
  - Хорошо сидишь... - хриплый голос и отразившиеся в зеркале, предательски полыхающие щеки, выдали впечатление, которое произвел на меня шелон".

Эх, чувак, чувак… Все мы родом из детства…

"Поощренный вниманием Доминик выглядел довольным.
- Рыжик, ты невероятная, - выдохнул он, словно устал бороться с собой, а затем, преодолев последний шаг, разделяющий нас, обхватил мое лицо ладонями и жадно, слишком жадно, поцеловал. На секунду замявшись, я подняла руки и зарылась пальцами в его волосы, прижимаясь к нему. Со мной такое впервые в жизни - чтобы от желания к мужчине напрочь сносило внутренние барьеры: мысли, стыд, приличия".

Как тут не упомянуть замечательную комедию "Реальные упыри" / What We Do in the Shadows: Interviews with Some Vampires:

"Он, наверное, уже рассказал вам о своей великой битве со Зверем? "О, мы сражались на горе!.." "О, мы сражались в болоте!.." "О, мы сражались потом еще в туалете ночного клуба!.." Битва была трудная…"

После спасение котенка и петтинга в туалете внезапно следуют публичные душеизлияния: когда компания объединяется, Ясмина рассказывает всем присутствующим, как за Эвой бегает весь офис, как Эве завидуют и как Эве не повезло с Луневым.

И мы в нашем кулинарном техникуме называем это очень неприличным словом, потому что и читатели, и Коля давно в курсе вышеперечисленного, а посторонних мужиков такая личная информация вообще не должна касаться. Так почему же автор повторяет одно и то же, я уж со счету сбилась, в который раз?

Есть у меня теория.

Некоторые авторы просто-напросто не знают, о чем могут разговаривать мужчина и женщина, чтобы при этом ни мужчине, ни женщине не было скучно. Не говоря уж о читателях. Представились, поведали, кто и где учится или работает, и повисла пауза. Чем, чем ее заполнить?! Когда сладкая парочка наедине, автор не заморачивается: начинаются поглаживания, вздохи, обещания защиты и толстые намеки на вечную любовь – бумага все стерпит.

Но если семь человек начнут хором вздыхать и ощупывать друг друга… ... !!!

И вот вместо того, чтобы изучать людей или последовать правилу "молчание – золото", автор зовет на помощь воображение. А фантазии тоже нужна пища!

Помните эпизод эпического провала героя фильма "Сорокалетний девственник":

"- Расскажи нам о своей самой грязной сексуальной выходке. Чтоб грязнее некуда!
- Погоди минутку... Сразу столько всего вспоминается... Одно время я встречался с девушкой. Настоящая извращенка. Просто одержима сексом! Готова заниматься им с утра до ночи... Только и слышно: ''Ну, давай, я хочу грязного секса...'' Ну, я и вставлял ей постоянно.
- Нифига...
- А она твердила: ''О, да, как классно ты мне вставил!''
- Любила говорить непристойности?
- Просто обожала! Безумно! Постоянно: ''О, да! Трахни меня! Я хочу трахаться!''
- Господи... Такая грязь!
- А ещё любила говорить: ''Я так возбуждена и так сильно тебя люблю!'' Вот так...
- А какие у неё были сиськи?
????
- …В общем, они были классные. А если схватить её за грудь, то такое чувство, будто... Ну, как будто... мнёшь мешок с песком. В смысле, когда трогаешь.
- Мешок с песком?!
- В общем, вы поняли. Давайте играть. Мы же пришли в карты перекинуться…
- Ты чего несёшь?! Ты вообще когда-нибудь трогал женскую грудь?!!"

Кажется, я разгадала тайну русскоязычной женской юмористической фантастики. Наверное, дело в том, что многие авторши ЖЮФ – воспитанницы монастырской школы. Не считая строгого, но по-отечески оберегающего их настоятеля, они не знакомы ни с одним мужчиной. Однако наставницы им не раз рассказывали, что мужчины – животные, которые руководствуются лишь инстинктами и очень-очень опасны. В монастырской библиотеке нет мировой классики о любви. Зато по рукам девчуль гуляют крамольные тексты – эротические фанфики по "Сумеркам", написанные такими же малоопытными мастерицами.

Девочки пытаются сочинять. Но межгендерное общение для юниц – темный лес. Оттого рыцари выходят туманного образа, а фантазия при попытке соригинальничать рождает здоровающиеся гульфики и прочую нечисть.

Раз в месяц голубиной почтой девочки отправляют свои записки подругам-фанфикершам. Но некоторые особо выносливые голуби долетают до книгоиздательств.

Конечно, это шутка. Ольга Гусейнова не воспитывается в монастырской школе. Ведь она - инфа сотка! - смотрела фильм "Красотка", а откуда "Красотка" – в монастыре? Не, будь Ольга Гусейнова монастырской затворницей, читатели лишились бы описания похода Эвы и Коли в театр и слез Эвы в финале оперы. Жаль только, что для Вивьен из "Красотки" поход в оперу был испытанием, которое она прошла, ее духовным пробуждением, а для Эвы – очередным поводом похвалиться. Дескать, а мы еще и в опере могём ся показать!

Из любви к истине я постаралась нашпиговать четвертую часть обзора цитатами из "Любви к красному", чтобы вы могли составить собственное мнение, читать или нет книгу Ольги Гусейновой. И если решили, что нет, не буду утомлять вас пересказом дальнейших событий романа, которые демонстрируют, что в фильмотеке автора также найдется "Видок". И нет, финальные страницы не перевернут сложившийся в вашей голове сюжет с ног на голову.

Подведу итоги.

Есть отдельные стилистические огрехи, но в целом гладко писано – и вслед за автором мы говорим спасибо ее редактору. Характеры героев не раскрыты, главная героиня – очередная безликая резиновая Зина рыжая Эвелина. Расследования Эвы, сцены ее "охоты на привидений", быть может, не отличаются оригинальностью, но интересны и имеют право на продолжение. Любовная линия с абсолютно всеми эпизодами поочередной медитации на ягодицы друг друга – шлак: вычеркнуть, забыть, написать заново. А в целом? В целом книга выглядит как идея сериала. Но на эту идею еще нужно нарастить мясо. Желательно, не второй свежести.

P.S. Кстати, если вы живете не в Севаше и у вас нет соседа-берсерка, лучший способ снять кота с дерева - полить внизу ствол валерьянкой :))

2
0 147